На главную В избранное

Выберите первую букву нужного раздела.

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О
П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 

Для удобства воспользуйтесь нашим поиском

Узнайте больше о ЛЮБИМОМ городе!

 

АВАРИЯ НА ХИМКОМБИНАТЕ МАЯК
 

АВАРИЯ НА ХИМКОМБИНАТЕ “МАЯК”, взрыв емкости-хранилища (банки № 14 комплекса С-3), в к-рой находилось ок. 80 т высокорадиоактивных отходов, 29 сент. 1957 в 16 ч 20 мин по местному времени. Авария по междунар. шкале классифицируется как “глобальная”, “тяжелая” и относится к 6-му уровню (Чернобыльская авария соответствует самому высокому уровню – 7-му), занесена в Книгу рекордов Гиннесса в 1987. Из хранившихся в емкости радиоактивных отходов на 20 млн Ки (кюри) взрывом была поднята в воздух масса с суммарной радиоактивностью 2 млн (10 %) на выс. до 1 км, а оставшаяся часть отходов была разбросана по промплощадке (терр. химкомбината “Маяк”). Облако, состоявшее из радиоактивной пыли и капель раствора, покрыло мн. пром. объекты ядерного комплекса – реакторные з-ды, строящийся радиохим. з-д, пожарную часть, воен. городки (лагерь заключенных) и др. Подхвач. сильным юго-зап. ветром, оно разнеслось по площади более 20 тыс. км2 Чел., Свердловской и Тюменской обл. Радиоактивное облако достигло района Тюмени через 6–8 ч после аварии. Полностью процесс формирования радиоактивного следа (без учета последующей миграции) закончился в теч. 11 ч после взрыва. Терр., подвергшаяся радиационному загрязнению в результате аварии, позднее получила назв. “Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС)”. В 1957 в зоне следа проживали 270 тыс. чел., из к-рых 10 тыс. оказались на терр., где плотность радиоактивного загрязнения достигала 2 Ки/км2, и 2100 чел. – на терр. с плотностью загрязнения св. 100 Ки/км2 (2 последние группы проживали в Чел. обл.). Общая протяженность ВУРС составляла 105– 110 км в дл. при шир. 5–6 км. Радиоактивные вещества, рассеянные при взрыве, на терр. следа характеризовались преимуществ. содержанием короткоживущих радионуклидов (церий-95, ниобий-95 и др.). Однако осн. радиационную опасность после аварии представлял долгоживущий стронций-90 (2,7 % от суммарной активности) в сочетании с йодом-90. Вы- павшие радиоактивные вещества первонач. не закрепились в окружающей среде, их присутствие обнаружилось во всех без исключения объектах, включая живые организмы и прод. продукты. Проникновение радиоактивности в объекты окружающей среды усиливалось ветровой миграцией радиоактивных веществ и деят-стью человека. Под влиянием зап. ветров в окт. 1957 интенсивность радиоактивных выпадений возросла в сравнении с периодом до аварии более чем в 30 раз, в т. ч. в Челябинске-40 в 25 раз. На расстоянии ок. 40 км к Ю.-В. от места взрыва выпадения радиоактивных осадков превысили норму в 60 раз (окт. 1957). Даже на расстоянии 100 км на С. (в районе Свердловска) они выросли в 2,5 раза. Интенсивность ветровой миграции радионуклидов уменьшилась через 10–15 сут, в осн. под действием осенних дождей и опадения загрязн. листвы с деревьев. В результате аварии не было зарегистрировано ни одного случая гибели людей. Радиационному облучению подверглись 1007 военнослужащих внутр. войск, из них 63 получили облучение от 10 до 50 Р (рентген). Все они были подвергнуты спец. мед. наблюдению, 12 госпитализированы. Последствия аварии оказались тяжелыми для жит. близлежащих насел. пунктов, оказавшихся в зоне ВУРС. Так, мощность дозы в дер. Бердяниш, удал. от эпицентра взрыва на 12,5 км, составляла ок. 400 мкР/с, а в Салтыково (18 км) – 300, в Галикаево (23 км) – 170, в Юго-Конево (55 км) – 6 мкР/с при норме 10–18 мкР/ч. Послеаварийными действиями на химкомбинате “Маяк” руководила комиссия Мин-ва ср. машиностроения во главе с мин. Е. П. Славским (зам. мин. А. Н. Комаровский, А. И. Бурназян, акад. А. П. Александров, И. К. Кикоин, зам. предс. Чел. облисполкома Е. В. Мамонтов и др.). Состав комиссии, ее действия свидетельствуют о том, что аварии в то время придавали чисто ведомств., закрытый характер. В приказе по Минсредмашу отмечалось, что осн. причиной аварии. стало недостаточное охлаждение емкости с радиоактивными отходами, к-рое привело к повышению темп-ры до + 330°С и созданию условий для взрыва смеси нитратных и ацетатных солей. Ликвидация последствий аварии потребовала концентрации усилий большого кол-ва людей, специалистов разного профиля. Только на площадке химкомбината ежедневно в послеаварийных работах было занято более 10 тыс. чел. Долгоживущие изотопы стронция-90 и йода-90, ставшие осн. хим. элементами радиоактивного загрязнения в ВУРС, на долгие годы определили радиационную опасность для населения, проживающего как непосредственно на терр. следа заражения, так и в близлежащих нас. пунктах. Опасность состояла и во внеш. радиоактивном облучении, и в поступлении радионуклидов с пищей. Учитывая все это, специалисты разработали меры радиационной защиты населения, к-рые подразделялись на экстренные, проводимые непосредственно после образования ВУРС, и плановые. Одной из действ. мер стала эвакуация населения. Было эвакуировано 10730 чел. из 24 насел. пунктов Чел. и Свердловской обл. На переселение, различные компенсации и льготы потребовалось более 200 млн руб. (в ценах 1957). Был установлен контроль за уровнями радиоактивного загрязнения сельхозпродукции, продовольствия и ее брокераж. Из хоз. использования вывели 59 тыс. га земли в Чел. и Свердловской обл. (сельхозугодья составляли 55 %). На загрязн. радионуклидами терр. ВУРС была образована сан.-охранная зона, где запрещались сенокошение и выпас скота, сбор ягод и грибов, заготовка дров и пр. Комплексные меры по ликвидации последствий аварии способствовали тому, что среди облуч. ликвидаторов и местных жит. не было зарегистрировано ни одного случая лучевой болезни. Благодаря реабилитационным меропр. и радиоактивному распаду плотность загрязнения по смеси радионуклидов уменьшилась в зоне ВУРС за последние 40 лет более чем в 30 раз (по стронцию в 2 раза). Авария показала, что для обеспечения радиационной безопасности на ядерных объектах необходимы не только надежные оборудование и технологии, но и высокий уровень производств. культуры, профессионализм работников.

В. С. Толстиков

Лит.: Радиационная авария на Южном Урале в 1957 г. / В. В. Никипелов, Г. Н. Романов, А. А. Булдаков и др. // Атом. энергия. 1989. Т. 67, вып. 2; Итоги изучения и опыт ликвидации последствий аварийного загрязнения территории продуктами урана / Под ред. А. И. Бурназяна. М., 1990; Р о м а н о в Г. Н. Кыштымская авария крупным планом / Г. Н. Романов, А. С. Воронов // Природа. 1990. № 5; Н о в о с е л о в В. Н. Тайны “Сороковки” / В. Н. Новоселов, В. С. Толстиков. Екатеринбург, 1995; То л с т и к о в В. С. Социально-экологические последствия развития атомной промышленности на Урале (1945 – 1998 гг.). Ч.,1998.












Наша ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Узнайте больше о нашем издании

Случайный выбор

В данном окне представленны случайные ссылки на страницы нашей энциклопедии.


Система Orphus

   Творческое объединение "Каменный пояс"   

 

2003 Создание сайта ИНФОРМАЦИОННАЯ ГРУППА 74.RU
2003 Энциклопедия "ЧЕЛЯБИНСК"
2010 Редизайн сайта - АРБ-Консалтинг