На главную В избранное

Выберите первую букву нужного раздела.

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О
П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 

Для удобства воспользуйтесь нашим поиском

Узнайте больше о ЛЮБИМОМ городе!

 

НАСЕЛЕНИЕ
 

НАСЕЛЕНИЕ.На 2000 – ок. 1110 тыс. чел. Формировалось с начала образования Челябинской крепости. Увеличивалось в результате как спец. адм. меропр. по заселению города, так и стихийного миграционного процесса. Числ. Н.Чел. фиксировалась традиционными в России методами демографич. статистики. С 1719 осн. являлся ревизский учет, проводимый с целью выявления податного Н. Ревизские переписи жителей Чел. датируются 1795, 1811, 1815, 1833, 1850, 1857 –по году начала переписи. С 1863 текущий учет народонаселения осуществлялся статистич. органами – Центр. статистич. к-том и подчин. ему губерн. статистич. к-тами. Сведения о числ. Н. Чел. публиковались в поврем. справочных изд. Оренбургского статистич. к-та в виде “Памятных книжек”, “Адрес-календарей”, “Справочных книжек” Оренбургской губ. Наиболее репрезентативная, многоаспектная и точная статистика числ. Н. дорев. Чел. была получена в результате 1-й всеобщей переписи Н. (1897). Последней в дорев. период была Перепись населения однодневная (1916). Метод переписей был ведущим в системе учета народонаселения в Сов. России и в СССР. Сведения о Н. Чел. с 1917 содержатся в общих мат-лах переписей: Всерос. (1920), гор. (1923), все­союз. (1926, 1939, 1959, 1970, 1979, 1989). Кроме того, губерн. и обл. статистич. управления осуществляли текущий учет гор. Н. Демографич. основу города создали в 1736–40 первопоселенцы Чел. Их числ. и состав отражены в Переписной книге Челябинской крепости (1739–40). До кон. 18 в.Н. Чел., как города-креп., состояло преим. из казаков и солдат. В 1768 из 562 дворов 317 (56,7 %) принадлежали казакам, 100 (17,8 %) – солдатам, 66 (11,8 %) – купцам и ремесленникам, 79 (14,1 %) – чиновникам, духовенству, разночинцам. По данным И. П. Фалька, ссылавшегося на сведения церк. книг за 1771, в городе насчитывалось 680 дворов, в к-рых проживало 4775 жит. (2394 мужчин и 2381 женщина). В 1774 чел. воевода А. П. Верёвкин сообщал о наличии в городе 412 дворов и 2957 жит. Отток Н. из города связан с последствиями Крест. войны 1773–75 (см. Челябинск в годы пугачёвщины). С утратойгородом статусастолицы Исетской провинции Н. Чел. неск. уменьшилось. По итогам 5-й ревизии (1795), в Чел. проживало 2564 чел. (купцов – 206, мещан – 1269, служилых и отставных казаков – 604, отставных солдат – 149, разночинцев – 33, церковнослужителей – 33, крестьян, “живших при городских домах”, – 203, священников и церковнослужителей – 100). Интенсивное социально-демографич. развитие Чел. наблюдалось в пореформ. время. В 1861–63 Н. города увеличилось с 4989 до 5857 чел. (на 14,6 %), что соответствовало общей тенденции роста гор. Н. в Урал. губ. В 1882–91 Н. города выросло в 2 раза: с 7440 до 13 572 чел. Этот 1-й демографич. скачок произошел в результате переселенч. движения в Оренбургскую губ. Наиболее точные и полные сведения об общей числ. и социальной структуре Н. содержатся в 1-й Всеобщей переписи Н. (1897), к-рая зафиксировала самый мощный за всю предшествующую историю города демографич. скачок: числ. Н. в результате социально-экон. изменений увеличилась по сравнению с 1861в 4 раза, достигнув 19 998 чел.,в то время как числ. Н. др. городов Оренбургской губ. увеличилась на 192 %. Сравнение статистич. данных за 1861, 1897, 1910, характеризующих Н. по полу и социальной структуре (см. табл. 1), количеств. состав жителей по исповеданиям (см. табл. 2) дает представление об эволюции демографич. процесса. Существ. долю Н. города в 1897 (8652 чел.) составляли “неместные” жит., т. е. мигранты. Этот показатель был в Чел. выше, чем в др. городах Урала, что характеризует его как наиболее притягат. гор. центр для переселенцев. Осн. часть “новых” горожан составляли крестьяне. Социально-профес. структура Н. города включала неск. групп. “Самодеятельное”, т. е. работающее, Н. составляло 45,8 %: 25,6 % – прислуга, поденщики, дворники, чернорабочие и т. п.; 19,4 % – рабочие строит. предпр. (наиболее характерная группа для того времени); 11,5 % – рабочие и техн. персонал, обслуживающие пути сообщения и систему связи; 13,2 % – работники сферы обслуживания, торговли и коммерч. деят-ти; 9,4 % – горожане, к-рые существовали за счет с.-х. труда; чиновники, полиция и воен. – 5,3 %; лица “свободных профессий” (гор. интеллигенция) – 1,8 %. Процесс активного заселения Чел. сопровождался ухудшением криминогенной обстановки и увеличением числ. категории деклассированного социального слоя (4,3 %, общеурал. показатель 3,8 %). В нач. 20 в. числ. Н. продолжала возрастать (табл. 1). По сведениям 1-дневной переписиЧел.(1916), она достигла 67,3 тыс. чел. Демографич. статистика свидетельствует о том, что параллельно с ростом Н. в городе формировался класс буржуазии,экон. развитие (см. Экономика дореволюционного Челябинска) привело к существ. изменению структуры Н. Чел. В сов. период на формирование Н. оказали влияние общерос. события. В целом рост числ. Н. города в 20 в. (1920–2000) был относительно стабильным (табл. 3, с 1971 включено Н. подчин. Чел. насел. пунктов). Снижение числ. Н. в 1923 (по отношению к 1920 на 10,6 %) явилось следствием голода 1921–22, а в 1939 (по отношению к 1935) следствием репрессий 1937–38. Значит. рост Н.1930–32 (на 380 % по отношению к 1928) обусловлен притоком рабочей силы в период индустриализации, сел. население покидало деревни из-за принудит. коллективизации с. х-ва). По данным Всесоюз. переписи Н., в 1926 трудоспособного Н. в Чел. было 54,7 % (32 449 чел.), детей шк. возраста – 7,3 % (4348 чел.). Поколения 1915–23 годов рождения, будучи и так малочисл., понесли наибольший урон в Вел. Отеч. войне. Числ. женщин в данных поколениях намного превышает числ. мужчин. Значит. снижение рождаемости и высокая детская смертность в период Вел. Отеч. войны и послевоен. компенсаторное увеличение рождаемости (1948–53) отражены демографич. волнами в возрастной структуре Н. совр. Чел. (см. рис.). Последствия снижения и повышения рождаемости проявляются через каждые 20–30 лет, когда данные поколения находятся в наиболее репродуктивном возрасте. Снижение рождаемости в 1960–74 (особенно в 1965–69) – демографич. эхо Вел. Отеч. войны, а увеличение в 1975–84 – результат многочисленности поколения потенциальных родителей (поколения “беби-бума”), а также демографич. политики гос-ва. Демографич. волны имеют тенденции к самозатуханию. Демографич. эхо Вел. Отеч. войны в 1985–89 проявилось незначительно. Не состоялось ожидаемое демографич. эхо послевоен. “беби-бума” в 1995–96. Это в значит. степ. объясняется социально-экон. потрясениями90-х гг., к-рые привели к резкому снижению рождаемости. В нач. 2000 в Чел. проживали 513 830 мужчин и 596 307 женщин. Из табл. 4 видно, что кол-во мальчиков преобладает в детском возрасте, что объясняется биол. закономерностью, в возрастных группах старше 35 лет кол-во женщин больше вследствие более короткой ср. про­должительности жизни мужчин в России. Большее кол-во женщин в группах 15–19 лет и 20–24 лет связано с тем, что не учитывались мужчины, призванные на службу в Сов. Армию. Существ. преобладание мужчин в возрастных группах 25–29 и 30–34 лет объясняется труд. миграцией из стран ближнего зарубежья преим. мужчин. Доля детей (0–14 лет) в Н. на 2001 составляет 16,5 %, пожилых и старых людей (60 лет и старше) – 17,6 % , молодых и людей зрелого возраста – 65,9 %. Однако резкое уменьшение рождаемости в 90-е гг. и низкая ср. продолжительность жизни и являются тенденцией к депопуляции. Чел. можно отнести к городам со стационарной возрастной структурой Н., для к-рой характерна равномерность детских и старч. возрастных групп при неизменном уровне общей числ. Согласно переписи Н. 1926 в Чел. русские составляли 91 % (54 005 чел.), татары – 4 % (2367 чел.), евреи – 2 % (1779 чел.). По данным переписинаселения 1989: русских – 957 795 (83,9 %), татар – 60 682 чел. (5,3 %),украинцев – 35 726 (3,1 %), башкир – 27 887 (2,4 %), немцев – 14 680 (1,3 %), белорусов – 9024 (0,8 %), евреев – 7634 (0,7 %), мордвы – 6972 (0,6 %), чувашей – 4129 (0,4 %), казахов – 2540 (0,2 %), остальных – 14 708 (1,3 %). В 1926 грамотных жит. было 16,28 %. Существ. снижение числа грамотного населения в Чел. связано с разрушением системы образования в годы Окт. рев-ции и Гражд. войны. По данным переписи в1989, образование имели 910 084 чел. (100 % Н. в возрасте от 15 лет и старше), в т. ч. высшее – 116 489 (12,79 %), ср. спец. – 183 958 (20,21 %). В 20 в. существенно изменилась структура занятости Н. города. В 1920 в пром-сти было занято 2209 чел. (4,6 %), в 1927 – 21,25 % горожан работали по найму, из них только 5,28 %в пром-сти,1922 чел. (3,2 %) – на предпр. цензо­вой пром-сти и 1210 чел. (2,04 %) – на предпр. мелкой и кустарно-ремесл. пром-сти. Структура распределения труд. ресурсов в Чел. по отраслям экономики на 2001 приведена в табл. 5.

Н. Н. Алеврас, О. В. Новикова, А. А. Рыбалко

Лит.: Памятная книжка Оренбургской губернии на 1865 г. Оренбург, 1865; Первая Всеобщая перепись населения 1897 г. Т. 28. Оренбургская губерния. СПб.,1904; Адрес-календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1910. Оренбург, 1910; Население Челябинска по данным Всесоюзной переписи населения 1979 года. М., 1980; Национальный состав населения Челябинской области (по данным Всесоюзной переписи населения 1989 года) Ч., 1990; Алеврас Н. Н. Челябинск в XVIII – начале XX века: социально-демографические процессы // Вестн. Челяб. ун-та. Сер. 1. История. 2000. № 1.












Наша ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Узнайте больше о нашем издании

Случайный выбор

В данном окне представленны случайные ссылки на страницы нашей энциклопедии.


Система Orphus

   Творческое объединение "Каменный пояс"   

 

2003 Создание сайта ИНФОРМАЦИОННАЯ ГРУППА 74.RU
2003 Энциклопедия "ЧЕЛЯБИНСК"
2010 Редизайн сайта - АРБ-Консалтинг